Глухозимье на Дону.

 

Ящики и ледобуры уложены. Расселись в автобусе; выпили по 100 г за рыбалку, за знакомство. Байка следовала за байкой; размахи рук становились все шире. И пока автобус боролся с извечными московскими пробками, «рыбалка« началась! Набралось нас человек двадцать, так что за побасенками да шутками не заметили, как въехали в Волгоградскую область.

 

Утром в субботу погода была пасмурная, но спокойная. Подошла плотва, и стали попадаться достойные экземпляры красноперки. Затем задул ветер, сбивая игру кивка и делая почти неразличимыми аккуратные поклевки плотвы; посыпал снег. Через полчаса затон накрыл шквалистый ветер вперемежку со снегом. Видимость упала до 20 м. Стоило привстать с ящика, как его тут же опрокидывал порыв ветра. Рыболовы потянулись к берегу, продолжать рыбалку не имело смысла. После переклички выяснилась, что нет нашего главного «судачатника» Александра, который махнул из залива на Дон. Зная его страсть к «пешим прогулкам» {он легко может пройти по снегу 9-10 км), решили вернуться за ним часов в пять. Но гонец, посланный на затон к пяти часам, вернулся ни с чем. Между тем начинало смеркаться. В стройных рядах рыболовов возникло легкое беспокойство. Срочно была сколочена поисково-спасательная группа из трех человек, которые на «Ниве» отправились на поиски нашего «экстремала". К счастью, к семи часам наш герой самостоятельно прибыл на базу. Не человек - скала! В такой буран прошагать против ветра (скорость которого 30 м/с) 6 км, да еще изрешетить донской лед лунками! К нашему изумлению, у Александра не оказалось ни одного судачьего хвоста, только рассказ о пяти безрезультатных ударах. Правда, и это уже результат.

 

Теперь можно было расслабиться и с легким сердцем отправляться в баню. Баня расположена на втором этаже, к ней ведет довольно крутая лестница. Пока мы дожидались нашего пропавшего, вода а баке нагрелась слишком сильно. Вот я и решил сбегать на улицу, принести снежку, а чтобы дважды не выходить, набрал его полную шайку, которую взял в одну руку, а в другую прихватил ком снега побольше. Морозец и ледяной ветер под-гоняли, ведь выбежал голышом. Довольно резво удалось преодолеть половину лестницы, верхняя ступенька была уже на уровне моей груди. А что произошло потом, припоминаю смутно: то ли зацепился тяжелым рыбацким сапогом, то ли порыв ветра пришелся некстати. Ноги поехали вниз, пересчитывая ступеньки, а к лучшей части моего тела - голове неумолимо стал приближаться остов лестницы. И не миновать мне свидания с хирургом или стоматологом, если бы не дурацкая, но спасительная идея. В последний момент я успел просунуть между лестницей и своей физиономией шайку со снегом! Выскочивший на грохот Петрович скрючился от смеха, когда я, покряхтывая и потирая ушибленные места, внес в баню шайку с отпечатком собственной оскалившейся физиономии. Петрович было и сам примерился к отпечатку, но его габаритного размера усмехающаяся физиономия из-за ушей не поместилась в шайку.

 

Только к понедельнику ветер утих, пошел мягкий пушистый снежок. Наступила благодать - человеческая, вернее «плотвиная», погода. «Бель» начала приходить в себя после двухдневного катаклизма. Поскольку это рабочий день, на донском льду, кроме двадцати московских рыболовов, практически никого нет, и хорошо видно, как все по очереди, а то и в унисон размахивают руками. У всех с каждым часом заметно прибавляются уловы. Да и рыба стала к обеду попа даться подостойнее. То плотва на 300 г ввалится, то красноперка под полкило, то густера не меньше, частенько и обрывы случались. Дон славится своими недобытыми трофеями. К вечеру померялись кучками рыбы. Кто поленивей и приклеился к одной лунке - до полного ведра не дотянул. Кто занимался поиском активной рыбы - перевалил за объемы ведра, а с учетом обрывов даже за два. Через неделю не выдержали, опять махнули на Дон. Интересно все-таки получше узнать реку, да и половить в удовольствие. Отправились на реку не в самое благоприятное для рыболовов средней полосы время - в глухозимье. Морозы обещали до -10...-12°С. Приехали, а в центре Волгограда -26°С; в районе же хутора Вертячий, расположенного всего в 60 км от базы, все -37°С. Хороший хозяин в такую погоду собаку не выпустит гулять. А мы на лед, памятуя о великолепно проведенных деньках неделю назад. Да и баньку на вечер заказали. Оттаем, не впервой.

 

Несмотря на жуткий мороз, отправились бороздить просторы Дона, старицы и протоки. Первые же лунки порадовали нас при ловле на «безмотылки» приличной густерой (зобан), плотвой (серушка), немного напоминающей воблу, но азовского нагула, и окунем. Тогда в азарте мы не обратили внимание на особенности ловли этих рыб местными рыболовами, и напрасно. Хотя от собственных «безмо- тылок» все равно уже не откажешься, а опыт донских рыболовов нехарактерен для средней полосы, все же было бы полезно понаблюдать за особенностями ловли на местные приманки. Но для более осознанного поведения на новом водоеме будут другие дни, когда пройдет желание сбить охотку, закончатся суетливый поиск рыбы и бесконечное бурение лунок. А пока рыбы было полно в каждой лунке, и никуда она не собиралась уходить, даже если лунка не была прикормлена. На безмотыльные мормышки рыба ловилась так, как обычно это происходит в наших водоемах в период глухозимья. Поймал пару-тройку плотвиц, сверли новую лунку. Вот только одна особенность: плотва на «безмотылку» ловилась более крупная, чем у корифеев донской подледной ловли, на что они обратили вни-мание, и с интересом присматривались к особенностям нашей снасти.

 

На следующий день прошлись по донским протокам, ловили окуня. Местным рыболовам так понравилась наша снасть, что пришлось налаживать и для них подобные мормышки-«балалайки» с безмотыльной нимфой. И тут просто начались соревнования: у кого больше «хвостов». Про мороз забыли моментально. Местных рыболовов удивила уловистость безмотыльной снасти, и они посетовали, что на такие здесь никто раньше и не ловил.

 

В последний день донской рыбалки, когда столбик термометра показывал -10°С, пришлось удивиться нам. Представьте, к лунке садится рыболов с пакетом прикормки на 2-3 кг, и какой! Это была распаренная пшенная каша. Попробуй я так прикормить лунку где-нибудь в Подмосковье, засмеют. Небольшими щепотками рыболов подбрасывает кашу в лунку. На крючок поплавочной снасти (как правило, ловят на две) насаживает обыкновенное тесто, сдобренное от души, как летом, ванилью или анисом, и дело пошло. Достал трех-четырех плотвиц или зобанчиков, подбросил щепотку пшенки, и только успевает таскать. Я тоже попробовал, насадил тесто на крючок мормышки, положил на дно насадку, через пару секунд даже с неприкормленной лунки поднимаешь приличную серушку, а уж что на прикормленных творилось... Вот тебе и глухозимье! Что же тогда происходит по последнему льду?