На канал за хищником и … белью

 

Подледная рыбалка интересна прежде всего тем, что, имея за плечами рыболовный ящик с зимними удочками, можно быть достаточно мобильным и универсальным. При отсутствии клева хищной рыбы, можно переключиться на лов мирной, и наоборот. Так, на одной из рыбалок, когда карась длительное время игнорировал наши насадки, мы с товарищами решили переехать в другое место и половить оку-ня. Этим местом стал участок канала Днепр-Донбасс от села Петровское до села Артельное.

 

ПЕТРОВСКОЕ - АРТЕЛЬНОЕ

 

Поехали мы сюда по нескольким причинам. Во-первых, здесь канал выходит непосредственно из Орельского водохранилища, а это говорит о многом. Во-вторых, рыба есть, и она равномерно распределена по всей акватории канала. Об этом свидетельствовало и то, что в прошлом году здесь проводились два больших соревнования по спиннинговой ловле: Открытый чемпионат Харьковской области и Кубок Украины. И последнее. По имевшейся у нас информации, в одном месте там было обнаружено скопление крупного окуня, который в наших краях - большая редкость.

 

На часах полдень, оставшегося светового дня нам вполне хватит для ловли окуня. В первую очередь, на него мы и рассчитывали. Мы с Игорем и Сергеем направляемся к тому месту, где наш знакомый обнаружил горбачей - на впадение реки Орель в канал. В метре от тростника бурю ряд из семи лунок. Ребята выбрали более глубокое место для ловли. Работая в команде, легче будет найти искомый объект.

 

В руках балалайка, на леске 0.10 привязана маленькая золотистая вольфрамовая дробинка. Леске более двух лет, но за это время она почти не потеряла свои качества. В этом году я ее уже проверил при ловле карася. Надеваю четыре мотыля и опускаю мормышку в лунку. Глубина - чуть больше метра. Не успел я сделать и пару шевелений кивком, как тот отреагировал на чье-то прикосновение. Через мгновенье окунек оказался на поверхности. Его размер - из разряда «обнять и плакать». Таких «горбачей» в спичечный коробок можно складывать, как в консервную банку, штук по пять.

 

Сразу вынимаю еще несколько таких же. И перехожу на вторую лунку. И там то же самое... Как и на пяти последующих... Окунёк клевал с каждого подъема. Интересно, спортивно, динамично - вот только вес их не переваливал даже десятиграммовую отметку. А где же горбачи? Снова опускаю мормышку и, становясь на колени, заглядываю в лунку. Вода идеально прозрачная. На дне отчетливо видно каждую травинку, листочек и камушек. Вижу, как мормышка коснулась дна, и сразу ее окружили четыре полосатых. Эти гораздо крупнее. Настоящие красавцы - с массивным телом, широкими спинами. Несколько коротких подергиваний, один из них не выдерживает и всасывает мотыля. Рыба поймана, но в душе полное разочарование. Трофей такой же мелкий. Оказывается, я совсем забыл об увеличительных свойствах воды. По всей видимости, то же самое произошло и с нашим знакомым. Он рассказывал нам, что заглядывая в лунку, видел крупных окуней, а ловилась только мелочь...

 

У товарищей дела шли не лучшим образом. На глубине три метра обитали такие же прозрачные мальки. В редких случаях проскакивали экземпляры до двадцати грамм.

 

К двум часам дня я решил наведаться на другой отрезок канала. Он интересен тем, что там был небольшой залив, а на дне - несколько гравийных кос с глубинами полтора-два с половиной метра. В заливе снова мелочевка. Штурмуем косы. Их расположение мне хорошо знакомо по летним рыбалкам. Метрах в десяти от берега с дистанцией в два метра бурю три лунки. Очищаю их от шуги и начинаю исследования.

 

Способов анимации мормышки великое множество, лично мне нравится «прибалтийский» вариант. Так его в шутку назвали мои товарищи на одной из зимних рыбалок. Опыта ловли окуня я совсем не имел, и все достигалось методом проб и ошибок. Клев в тот день был совсем неважный, но это не помешало мне обловить своих более маститых друзей.

 

Суть проводки заключалась в следующем: мормышка опускалась на дно, и я ее начинал шевелить частыми мелкими подергиваниями. Изредка дрожащая мормышка поднималась, но не выше двух-трех сантиметров ото дна, и снова опускание. В тот день такая техника ловли была самой продуктивной.

 

Мормышка на дне. Мелкая дробь, и буквально сразу кивок не согнулся, а дернулся. Ну, это уже совсем другое дело. В краснопером грамм сорок. По сравнению с теми, что я ловил до того, этот - настоящий гигант! Еще с пяток таких же, а затем начинает попадаться мелочь.

 

Оставляю лунку, и перехожу к следующей. И здесь, сначала ловятся крупные экземпляры, после чего доходит очередь до пятисантиметровых малявок. Снова переход. Теперь на каждой лунке вынимаю пять-шесть хвостов, и оставляю ее, перехожу на новую. Вот такая рыбалка мне уже начинает нравится.

 

Через время подошли товарищи. Увидев размер моих окуней, Игорь быстро понял тему. Он делает серию лунок не рядом со мной, а посередине канала. И буквально сразу начинает ловить рыбу, которая заметно превосходила размер моих «трофеев». Экземпляры у него от пятидесяти до восьмидесяти грамм. Вижу, как он опускает мормышку и начинает играть кивком, поднимая удочку кверху. Кивок начинает реагировать на поклевки в метре от лунки. Игорь ловит на мормышку «муравей», без мотыля, тем самым сразу отсекая мелочь. У Сергея такая же оснастка.

 

Товарищи ловят, а мои лунки к этому времени замолчали. Пришлось перебираться ближе к ним. На новом месте глубина порядка двух с половиной метров. «Прибалтийская» проводка не работает, вернее, соблазняет только одну мелочь. Меняю тактику. Со дна, подергивая, поднимаю мормышку на высоту вытянутой руки, затем быстро опускаю её на дно и вновь, играя, начинаю медленные подъем на туже высоту.

 

В этот раз поклевки долго ждать не пришлось. Кивок вздрагивает, и на звенящей леске я вывожу красноперого красавца грамм до ста. В течение десяти минут беру еще трёх, немного поменьше. На одной из проводок кивок резко дергается вниз, после подсечки я ощущаю пару тяжелых толчков. Не успел подумать о том, что за сегодня это самый крупный трофей, как леска неожиданно обрывается... Пришлось перевязываться и ставить вольфрамовый полумесяц золотистого цвета. Вначале я подсаживал на безмотылку рубиновых личинок, но потом отказался от этой затеи, и не зря. Если с мотылем крупный окунь ловился вперемешку с мелким, то сейчас попадались только приличные экземпляры.

 

Спустя полчаса у Игоря тоже оборвалась леска. Но ему посчастливилось увидеть окуня, который сошел в самой лунке. Товарищ хоть и не разводил руками, но с его слов мы поняли, что в «горбаче» было не меньше трехсот грамм. Окунь ловился до самых сумерек. Я хоть и отловился неплохо, но никак не мог конкурировать с Игорем и Сергеем. И дело даже не в том, что у меня не было «муравья», а в опыте, которого мне недоставало. Самых мелких окуней мы складывали в пластиковое ведро. Он нам пригодится в качестве живца на завтрашней рыбалке.

 

ЗА ЩУКОЙ

 

Выезд около пяти утра, с расчетом на то, чтобы жерлицы выставить да восхода солнца. Довольно часто первые поклевки щуки случаются в предрассветных сумерках. Машину мы оставили на десятой насосной станции Орельского водохранилища и, перейдя по ледяному полю небольшой залив, оказались у небольшого мыса. Вещи сложили в одном месте, с собой взяли лишь самое необходимое. Втроем все делается быстро. Я бурю лунки, Сергей устанавливает щуковки, а Игорь надевает живца. Расставляем их от полуострова вглубь водохранилища буквой V. С интервалом пятнадцать метров. Когда последний живец отправился под лёд, солнце почти выглянуло из-за горизонта. Не хочу вдаваться в утомительное описание того, что происходило до одиннадцати часов дня. Скажу только одно - ни одна из жерлиц так и не сработала. И поиски карася в заливе ни к чему не привели. В улове присутствовал лишь «прозрачный» окунь - независимо от глубины ловли.

 

К обеду мы единогласно решили собрать снасти и переехать на канал. Двадцать минут пути, и мы в том самом месте, где были накануне. На льду одинокий рыболов и десятка полтора расставленных жерлиц. Рядом с рыболовным ящиком лежат четыре небольших щучки, а всего за полдня у него шесть хвостов и два среза. В сравнении с нашим результатом, здесь настоящее Эльдорадо.

 

Не тратя драгоценного времени, начинаем расставляться и мы. Два ряда устанавливаем у берегов в метре от тростника, а один - посередине канала. На все это действо потрачено минут сорок. Ну, а дальше - ловля окуня по привычной для нас схеме на старых местах. С самого начала у дна я поймал пару ершей. Увидев эту рыбу, я сразу вспомнил детство и возвратился в прошлое на тридцать лет назад, когда изредка отец брал меня с собой на зимнюю рыбалку. Ерши тогда напоминали мне «сопливого ежика», расставившего свои колючки в разные стороны. О них я накалывался довольно часто. Но не смотря на это, ловить ерша было интересно. На мою детскую, неумелую проводку эта рыба отзывалась чаще всех других.

 

Сергей с Игорем на безмотылки ловят окуня, но тот, в сравнении со вчерашним днем, берет менее охотно. Да и увесистые «кабанчики» попадаются реже. Вопреки нашим ожиданиям, флажки пока не горят. Со стороны, где речка впадает в канал, к нам пришел наш земляк, Юрий Скарга. Там он выставил жерлицы с самого утра, но пока ничего не поймал. Простоял он с нами минут пятнадцать, все время посматривая в бинокль - на таких рыбалках вещь очень нужная. Именно бинокль помог ему заметить вспыхнувший флажок. Я решил составить знакомому компанию, ведь для меня это первый опыт. Леска на катушке вымотана наполовину. Юрий аккуратно ее берет в руки и начинает немного вытягивать. Судя по сопротивлению, трофей небольшой. Даже ни разу не пришлось стравливать леску. А через время из лунки вынырнул щуренок грамм на триста. Мелочь, но приятно. Жаль, что отпустить его не представилось возможности. Живец был проглочен, а жало двойника застряло в глотке. Опытные жерлятники мне рассказывали, что чаще всего именно так и происходит, когда щуковки выставляются не на удар, а на заглот. Несколько фотоснимков, и возвращаюсь к товарищам, которые уже набурили с десяток новых лунок и обследуют их поочередно.

 

Спустя полчаса и у нас сработал флажок. Мы этого не заметили, а узнали об этом от соседа, который собрал свои снасти и собирался уезжать домой. Флажок загорелся на жерлице, стоявшей в маленьком заливчике, окруженном тростником. Леска на катушке полностью вымотана. Игорь начинает аккуратно выбирать леску, держа ее двумя пальцами. Пару раз после рывка он бросал ее и давал немного успокоиться хищнице. Минут через пять рыба оказалась под лункой, описала пару кругов, после чего показалась на поверхности. Настоящая красавица! Около килограмма. Малек выброшен, а леска задета за ус. В таком положении ей ни за что не порезать связующую нить. До конца дня сработок больше не было. Но это и не главное. Недостачу щуки мы компенсировали ловлей окуня, часть которого нам пригодится для новых рыбалок...

 

Целых пять дней я ждал следующей поездки. Четырнадцатого января всю ночь шел снег. Даже рано утром, когда мы выезжали, он не прекращал падать. Зато радовала температура - около ноля. А это значит, что лунки не придется чистить. На канале мы оказались за час до рассвета. При свете налобных фонариков быстро расставляем жерлицы по привычной для нас схеме. Два ряда посередине канала и по одному у каждого берега, с дистанцией 10-15 метров. У береговой линии опускаем живца так, чтобы он находился не выше двадцати сантиметров от дна, а на глубине сантиметров тридцать. Делается это для того, чтобы живец не смог опуститься на дно. Как только он почувствует хищника, то не сможет спрятаться и начнет дергаться из стороны в сторону, тем самым его привлекая.

 

Живца выжило немного, так что на половину щуковок его придется долавливать.

 

Десятисантиметровый слой снега скрыл следы рыболовов, места, где мы ловили «матросов», пришлось искать интуитивно. За время нашего отсутствия лед стал заметно толще, теперь он был около десяти сантиметров. Делаю серию из трех лунок, и в одну из них уже спешит окунуться вольфрамовая дробинка, с пучком мотыля. Я сделал около десятка подъемов снастью, но окунь не спешит реагировать на угощение. Да оно и понятно, ведь сейчас только предрассветные сумерки. Первую поклевку мне пришлось ждать минут пятнадцать, но и после этого явного жора не наблюдалось. Каждую последующую рыбку я начал ловить с интервалом пять-семь минут. Не лучше обстояли дела и у Игоря с Сергеем, ловившими на безмотылку. Похоже, что окунь сегодня объявил нам бойкот. А может, отмечал Старый Новый год, и теперь ему не до нас?

 

Последнюю щуковку мы зарядили лишь к полдевятого утра. Никак не могли отсортировать нужный размер окуня. Он попадался либо слишком мелкий, либо такой, какого не каждая хищница проглотит. Для этих целей идеально подходили матросики длиной семь-восемь сантиметров и весом от пятнадцати до тридцати грамм.

 

Вопреки нашим ожиданиям, первая жерлица сработала только к одиннадцати часам, посреди канала. Вернее, не сработала, а завалилась на бок. Флажок при этом почему- то не выстрелил, а осмотр живца не показал характерных щучьих порезов. Что происходило в тот момент под ледовым панцирем, оставалось только догадываться.

 

Через полчаса видим, как загорелся флажок у левого берега, под стеной тростника. До жерлицы около семидесяти метров, и пока мы с Игорем дошли до нее, хищница смотала весь запас лески. А раз это произошло, то щука не только успела схватить окуня поперек, но и глубоко его заглотить. Для того чтобы вынуть ее на лед, понадобилось не более минуты. Сопротивление практически отсутствовало, да и размер зубатой - лишь полкилограмма. Случилось именно так, как мы и предполагали. Живец выплюнут и висит на леске, а двойник застрял в самой глотке.

 

На какое-то время наступило затишье, окунь стал малоактивен, а жерлицы молчали, будто выставили их не по каналу, а в чистом поле. До захода солнца еще часа три, и мы решаем их переставить на новые места. В этот раз расставляем щуковки только на мелководье, с глубинами до полутора метров, под стеной тростника. Хитрые переплетения толстых стеблей - неплохое место для засады хищников, а также и укрытие для мирных обитателей водоема, за которыми они охотятся. Теперь все надежды на активного живца и на то, что его нервное трепыхание сможет спровоцировать щуку на атаку.

 

Как только последняя из жерлиц была переставлена, мы вернулись на свои лунки, чтобы продолжить ловлю окуня. А тот как будто этого и ждал! С первого подъема мормышки чувствительный кивок отреагировал на поклевку, и увесистый полосатый «кабанчик» через мгновенье барахтался на мягком снегу. Ну, а после все пошло, как по написанному сценарию. Выхватив из лунки 5-6 окуней, я переходил на новую, где меня уже ждала стайка оголодавших «матросов». У ребят, ловивших на безмотылки, происходило то же самое. Начался настоящий окуневый жор.

 

Такое поведение полосатых можно было объяснить только одним. Две предыдущих рыбалки ловлю на канале мы начинали в обеденное время. Крупный окунь был найден на глубине три с половиной метра. Сегодня с утра, за исключением единичных экземпляров, его здесь не оказалось. Он вернулся лишь к полудню. А до этого находился в прибрежной зоне, на мелководье, которому мы совсем не уделили внимания.

 

Продолжение следует.