Ловля против правил

 

С понятием «спортивности» рыбной ловли сам черт ногу сломит. С одной стороны, вроде бы кормить рыбу и ловить ее на живые или просто съедобные приманки немного неспортивно. Так считают нахлыстовики, спиннингисты и другие эстеты, слишком уважающие себя для того, чтобы заниматься настолько примитивным обманом существ, стоящих намного ниже нас на эволюционной лестнице, С другой стороны, любой (снова-таки уважающий себя) рыболов-спортсмен никогда не покажется на водоеме, не затарившись предварительно килограммами кормового мотыля и всяческих приятно или дурно пахнущих прикормок, наживок и насадок.

 

Сходятся эти два диаметрально противоположных взгляда только в том, что при ловле рыбы на искусственные приманки прикормка будет лишней. Любители джига не бросают в воду силикагель, поклонники попперов и джеркбейтов не усеивают поверхность водоема деревянной стружкой, а мормышечники не сыплют в лунку свинцовую дробь. Оно и понятно - такой «спорт» может снискать сочувствие лишь у санитаров соответствующего учреждения, расположенного по иронии судьбы за стадионом «Спартак». И все же... порой прикормка помогает усилить интерес рыбы к искусственной приманке, только прикормка при этом должна быть съедобной. Кстати, тут мы идем вразрез с еще одним краеугольным принципом рыбной ловли «корми тем, на что ловишь», потому что приманка в нашем случае совершенно не похожа на прикормку. Речь идет о зимней ловле окуня на безмотыльную мормышку с прикормкой мотылем.

 

Что имитирует традиционный для наших рыбаков-- зимников «муравей», знает только окунь. Ни на земле, ни под водой ничего похожего на самые уловистые модели этих мормышек нет, а все же полосатый обалдуй раз за разом активно атакует соблазнительно дергающиеся кусочки свинца или вольфрама, нередко отливающие совсем ненатуральными люминесцентными цветами. Иногда, правда, наступает полное бесклевье. Заглянешь в лунку — стоит, красавчик, равнодушно пялит на мормышку свои - бессмысленные желтые глаза и предается самосозерцанию. Вывести окуня из этого ступора может только толчок воды, смена времени дня или... щепотка мотыля. В данном случае мотыль не приваживает, а активизирует полосатого, который начинает пробовать на зуб не только свободно извивающихся красных личинок, но и золотистую или черную мормышку без всякой насадки.

 

Прошлой зимой на одном «секретном» (теперь, это, правда, уже секрет Полишинеля) месте мы с чемпионом Украины Алексеем Страшным устроили дружеский междусобойчик, что-то вроде «спорт против голого». Шансы безвестного «голодранца» против титулованного, хотя и совсем юного «мотыльщика» уравнивались тем, что встреча планировалась на местах, которые я знаю, как свои пять пальцев, а Леше еще придется их изучить.

 

С утра чаша весов как будто склонилась в пользу аборигена. Связано это было даже не с моим мастерством, а с тем, что я часто делал по одной лунке и «собирал сливки» - вылавливал из каждой двух-трех самых активных и голодных окуней, а Алексей терял много времени на проделывание нескольких лунок для закормки «крестом», опускания туда мотыля, насаживание его на крючок и т.п. По количеству чемпион наверняка меня опережал, но качество страдало, подтверждая известный постулат о том, что мотыля ест скорее мелочь, а на безмотылку клюют более крупные экземпляры. Но вот, когда утренний клев закончился, Леша продолжал махать руками с пугающей регулярностью, а я больше был занят вращением бура, чем вываживанием рыбы.

 

Объявив небольшое перемирие, мы создали мини- консилиум, пытаясь проанализировать ход событий. Посовещавшись, решили, как в советские шахматные времена, отложить не доигранную партию и предаться экспериментам. У меня зародилось подозрение, что окунь может активизироваться после добавления в лунку мотыля. Так и сделали — я прокрутил лунку и безуспешно совершил в ней пяток проводок, что обычно свидетельствует: окуня под лункой нет или он «закрыл рот наглухо». После этого Леша бросил туда щепотку мотыля и посоветовал подождать минут 5-7. Когда они истекли, я снова опустил в ту же лунку ту же мормышку и... поймал подряд четыре окуня, причем поклевки были не вялыми и неохотными, как полчаса назад, а такими же злыми, как ранним утром. Четыре раза мы повторили этот эксперимент, и в трех случаях повторилось то же самое. Лишь в четвертой лунке окунь не появился — видимо, его в «'радиусе поражения» мотыля просто не оказалось.

 

Затем мы поставили следующий эксперимент: в «пустую», с моей точки зрения, лунку, Леша опускал свою волшебную удочку с тончай-шей леской, микромормышкой и мотылем, но без прикормки. Из четырех лунок только водной ему удалось поймать колючего недомерка. По-том в те же лунки добавили прикормку. Через пять минут окунь в них ловился как на «спортивного мотыля», так и на моего «голого муравья»...

 

Попытаемся же проанализировать ситуацию и понять, что творится под шишковатым окуневым черепом. Утром он наелся и сейчас сыт. Некоторые наелись еще вчера или позавчера - холоднокровным рыбам три раза в день кушать совершенно необязательно — и тоже сыты. Pole dance мормышш, при котором она принимает самые соблазнительные позы, окуню совершенно до лампочки. Ненамного интереснее ему мормышка, на которой висит мотылек. И тут сверху, как манна небесная, валится красное извивающееся облако. Окунь начинает потихонь-ку соображать. Одна минута, вторая... «Ну, вроде бы и сыт, а вдруг завтра война или море сбросят.,,» Третья минута.., «А почему бы впрок не наесться?..» Четвертая... «Ну он же так восхитительно пахнет...» Пятая... ВЗЯААААТЬ!!! — И вот ваш кивок уже загибается под критическим углом, а руки чувствуют приятную трепещущую тяжесть...

 

Немаловажным обстоятельством является еще и то, что мотыль, по выражению Алексея Страшного, «садит рыбу», то есть окунь, до тех пор хаотично распределенный по всем слоям воды, опускается за кормом на дно и стоит в очень небольшом горизонте. Вы наверняка замечали, что частенько самые крупные окуни попадаются уже на излете проводки, то есть на самых последних верхних сантиметрах, за секунду до того, как вы бросите мормышку обратно на дно. Крупняк не всегда стоит выше мелочи, он просто обычно долго собирается с духом, прежде чем перейти в решительную атаку. Ловя вприглядку, я видел эти маневры: первые десять сантиметров проводки он думает, вяло шевеля плавниками и поднимаясь синхронно с мормышкой, затем пододвигается ближе... открывает в нерешительности рот... закрывает его... отодвигается обратно... снова пододвигается... вращает глазами... наконец в его башке (как и в описанном выше случае) щелкает какой-то неведомый тумблер, колючки поднимаются дыбом, плавники делают резкое движение вперед, а пасть распахивается, и мормышка, наконец, исчезает в ней. В украинском языке есть чудное понятие «наважився», которое лучше всего описывает эти окуневые штучки.

 

А когда окунь уже «раздраконен» видом и запахом мотыля и спустился за ним вниз, он атакует быстро и стремительно, оценивая мотыля и совсем на него не похожую мормышку как одно и то же - ЕДУ, и стремится схватить ускользающую от него одну еду, не теряя из вида другой.

 

Высота проводки значительно сокращается, порой в несколько раз, что сильно экономит ваше время. И уж если три или четыре проводки подряд не принесли успеха, вы можете быть уверенными в том, что окунь кончился, а не искать его где-то чуть выше, теряя минуту-другую.

 

Одним словом, если вы — убежденный безмотылыцик и приехали не «на рыбалку», а ловить рыбу, не пренебрегайте кормовым мотылем. Помните о том, что мотыль - «вещество» слаботонущее, поэтому при ловле на глубинах свыше метра-полутора и там, где вода не безнадежно стоячая, а допускает какое-то подобие течения, желательно воспользоваться кормушкой - так называемым «самосвалом». Она представляет собой железную коробочку, которая откроется и вывалит мотыль на дне, строго под вашей лункой. А если вы бросите в такую лунку щепоть прикормки рукой, то ее унесет, и окунь вполне может оживиться не у вас, а у вашего соседа.

 

Впрочем... откровенно говоря, я немного кривлю душой. На самом деле, хотя мотыль и дает очень ощутимые результаты, лично я его использовать не собираюсь. Государственного плана окунезаготовок у меня нет, а тот период, когда окунь временно «закрыл рот», вполне можно с успехом использовать по-другому - перекусить, пообщаться с друзьями, разведать новые места, да и просто полюбоваться с природой. На сам факт активации окуня прикормочным мотылем, как говорится, имеет место быть, о чем и спешу сообщить уважаемому рыболовному сообществу.