Удочки.

 

Уважаемые читатели газеты «Рыбачок», рыболовы-любители, рыболовы-спортсмены, рыболовы-профессионалы и просто любители природы - читаю на страницах газеты ваши споры о том, какие удочки лучше, какие катушки круче, где «японец», где «китаец», где «фирма» и где «барахло».

 

Вспоминаю случай, происшедший на одной из рыбалок. Пригласили меня на коллективную рыбалку - на зарегулированную речку Мертвовод у села Кривая Пустошь Николаевской области. Водоем имел с одной стороны скалистый обрывистый берег с глубинами до четырех метров под самим берегом, а с другой - пологий, заросший луговой и болотной растительностью, с отдельными торчащими из травы валунами. Водоем для меня новый, неизведанный. Со слов рыболовов, здесь в изобилии водятся карась и карп.

 

Коллектив расположился возле автобуса отмечать прибытие, а я взял удочки и пошел вдоль речки по правому скалистому берегу искать место, чтобы и от людей подальше, и к рыбе поближе. Вскоре такое место нашлось. Это была ложбина, с левой стороны от меня был большой валун, наполовину вросший в землю, с правой - каменная гряда, возвышавшаяся над водой на 2-3 метра. Место было хорошее тем, что я никого не видел ни слева, ни справа, а рядом со мной устроиться было невозможно.

 

Прикормив макухой, не спеша размотал удочки. Наживил крючок одной перловку, другой - червем, третьей - болтушкой из манки, и стал ожидать клева... Где-то через полчаса последовала первая поклевка. Брал 150-граммовый карась на манку жадно и уверенно. После поимки десятка карасей клев прекратился. Смена наживки результата не принесла. Клева не было. Вдруг посредине реки вода покрылась рябью, потом «закипела» - и это при полном отсутствии ветра. Из любопытства я поднялся на камень. По всей речке с тихим хлюпаньем «кипела» вода, и в лучах заходящего солнца серебром блестели бока несметного количества рыбы. Длилось это минут десять, потом вода успокоилась. Клева не было. Рыба не брала насадку ни со дна, ни с других уровней воды. Стемнело. Переночевал на берегу реки. Утром - все то же самое, что и вечером. Клева нет.

 

Где-то около восьми часов утра слева от меня за валуном раздался детский крик: «Папа, есть!». Только детей здесь не хватало - сердито подумал я, огорченный бесклёвьем, но продолжал сидеть, глядя на поплавки, безжизненно торчащие из воды. «Папа, есть!» - опять послышался голос, потом топот детских ног. Не прошло и пяти минут, как снова крик: «Папа, есть!». Любопытство подняло меня с места и, высунув голову из-за валуна, я увидел следующее: по берегу бежал мальчик лет шести-семи. Подбежав к валуну с противоположной от меня стороны, взял в руки удочку. То был лещиновый прут длиной около двух с половиной метров, согнутый временем в дугу, с кончиком толщиной с мой мизинец, с привязанной к нему леской не менее 0,5 мм. Поправив на крючке червяка, мальчик отвел удилище назад и с размахом забросил леску в воду. Поплавок, размером с крупную сливу, окрашенный сверху в красный, а снизу в зеленый цвета, плюхнулся на воду и от него пошли круги по воде. «Ну, совсем как в мультфильме», - подумал я и хотел вернуться к своим удочкам. Но вдруг поплавок дернулся и его медленно повело от берега. Дернув на себя удилище, мальчик, пятясь назад, волоком вытащил на берег полукилограммового карася. Бросив на траву удилище, ухватил карася обеими руками, но ладоней рук не хватало, чтобы удержать рыбу - карась упал на землю. Прижав карася одной рукой к земле, мальчик второй рукой освободил его от крючка и, обхватив его ладошками, поднял над головой. Лицо его светилось, глаза излучали радость, он был счастлив. С криком: «Папа, есть!» он побежал вдоль берега реки, где за поворотом, вероятно, находился его отец.

 

Я был в недоумении. В этом месте глубина была около четырех метров и удочкой мальчика на расстоянии трех метров от берега, куда ложился его поплавок, наживка не доставала до дна. Мои размышления прервало появление юного рыбака. Поправив червя, он взял удочку и я увидел, что от крючка до поплавка максимум 70 см. В чем дело? Неужели карась гуляет на такой глубине? Мальчик забросил удочку, поклевка, вываживание: «Папа, есть!» повторилось, как под копирку. Из любопытства я вылез на валун и стал сверху наблюдать за происходящим. Мальчик не то, чтобы меня не видел - я для него не существовал вообще. Здесь была рыбалка и он! Я ему тихо завидовал хорошей завистью.

 

Чудес не бывает - здесь что-то не так, подумал я и, стоя на вершине валуна. При очередном забросе увидел место, куда ложился поплавок мальчика. Под водой еле-еле просматривалось желтое пятно диаметром не более метра. Камень! Это был камень под водой. Наживка ложилась на камень, как на стол. Как все просто! Век живи, век учись... Быстро смотав удочки, я двинулся вдоль берега в поисках «своего» камня. Я нашел его. Результат - несколько килограммов крупных карасей.

 

После того случая, при спорах о происхождении и качестве снастей, я вспоминаю лещиновую удочку юного рыболова, его вдохновленное, счастливое лицо, и мне становится смешно. Несомненно, спору нет, «фирма» есть «фирма». Я видел много рыболовов с очень хорошими снастями, значительно реже видел рыболовов с хорошим уловом, но я им не завидовал - в их лицах я не видел «фишки» - рыбацкого счастья, того счастья, которое не измерить килограммами выловленной рыбы. Если рыбалка приносит радость и вы, усталый или отдохнувший, довольны ее результатами, то для вас не имеет значения, какой у вас поплавок: с «помпончиками» или спортивный «супер-пупер», снасть элитная или рядовой « «китаец».

 

Уважайте друг друга, любите природу и будьте счастливы!